Согласно результатам исследований привязанности, пограничным личностям свойственна дезорганизованная / дезориентированная форма ненадежной привязанности , или «тип D” (например, Fonagy,2000; Liotti,2004;Pasquini,2000;Main,1986). Для этого паттерна характерны хронические трудности с толерантностью к аффекту и с его регуляцией, а так же противоречивое отношение к фигурам привязанности как одновременно к объектам безопасности и объектам страха, что приводит то к отчаянному цеплянию, то к враждебному нападению и похожим на диссоциацию состояниям отстраненности.

Ранняя травма может нарушить возможности управляющего контроля мозга ( Fertuck, 2006; van der Kolk,2003).

Эмоции людей с пограничным расстройством личности легко выходят из под контроля и достигают крайней интенсивности, нарушая способность к адаптивному функционированию. Этим людям свойственно все преувеличивать, они постоянно нуждаются в присутствии кого-то, кто помогал бы им регулировать и сглаживать аффекты. Однако, как только отношения с этим другим становятся близкими, они начинают бояться контроля и поглощения и в то же время испытывать сильный страх отвержения и покинутости. Из-за этой внутренней путаницы они неправильно понимают намерения и поведение других людей и склонны видеть во всем признаки отвержения и оставления.

Эти люди, как правило, не в состоянии увидеть взаимосвязь между своими действиями и чувствами, а также между тем, что они думают , и тем, что происходит. Они испытывают трудности с пониманием поведения, намерений, желаний и эмоций других людей, зачастую неправильно интерпретируют их. Им сложно представить себя на месте другого и взглянуть на ситуацию чьими-то глазам. В результате они воспринимают других в черно-белых тонах ( хороший или плохой) и очень эгоцентрично. Они могут становиться очень наивными, развивая склонность стереотипно объяснять свои и чужие поступки, намерения и желания. Или напротив, становятся чрезмерно подозрительными, выстраивая настолько сложные объяснения , что они теряют связь с происходящим.

Кроме того, у них есть проблемы с чувством непрерывности личного опыта. Они могут переключаться с одного аффекта на другой, с одного внутреннего состояния на другой, не замечая несоответствий. Как следствие , они могут почувствовать себя дезориентированными собственным поведением и дезориентировать окружающих. Очень часто они вызывают у других людей эмоции , которые сами переживают или которое отрицают.

Такие люди нередко чувствуют внутреннюю пустоту и могут испытывать диссоциацию — трансоподобное состояния сознания.

Они могут прибегать к самоповреждению в целях самоуспокоения. С их слов,причинения себе вреда помогает им почувствовать себя живым и восстановить связь с телом. По этой же причине они могут угрожать самоубийством или предпринимать попытки самоубийства, а также — чтобы привлечь внимание других или манипулировать ими ( или все вместе).

Когда актуализируется их потребности в привязанности, их поведение может становиться сексуализированным или агрессивным. Часто (но не всегда) они ведут себя импульсивно и испытывают сложности с построением и поддержанием длительных удовлетворяющих близких отношений, а также с организацией стабильной, доставляющей удовольствие рабочей жизни.

Характерное патологическое восприятие себя: «Я не знаю, кто я есть; я скорее нахожусь в диссоциированном состоянии, чем ощущаю непрерывность своего опыта».

Характерное патологическое восприятие других: « Другие носят одномерный характер и определяются их  влиянием на меня, а не пониманием их сложной индивидуальной психологии»

Источник: В. Линджарди, Н. Мак-Вильямс.  Руководство по психодинамической диагностике Т.1. 2019

, , , , ,